Отпустить нельзя опекать. Из чего-то маленького и незначительного - когда-то вырастут большие дела его жизни
Известный психолог Эрик Эриксон характеризует зрелую взрослость способностью человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством мира. Такое переключение внимания взрослых дает детям возможность успешно сепарироваться и делать ошибки, пока мы живы, и имеем возможность их поддержать ( не путать с «опекать»!)
Еще 100 лет назад, не говоря уже обо всей истории человечества, люди не имели роскоши решать, чем заниматься по жизни. Их профессиональный путь был предопределен полом, социальным статусом и другими факторами. Безусловно, были исключения – иногда рождались гении, преодолевающие ограничения эпохи. Современное поколение получило как дар свободу учитывать свои индивидуальные предпочтения в выборе образования или работы, но сколько людей пользуется такой возможностью? Насколько молодые взрослые реализуют свою субъектность?

В Украине дети не могут выбирать себе предметы и темп обучения, иногда с кем общаться и во что одеваться, и не более 10% молодых людей делают осознанный выбор профессии.

Одна из причин - эпидемия опеки, имеющая в нашей стране особую тяжесть.

Рядом с сильным успешным родителем, задающим высокую планку, ребенку сложно принимать решения, ошибаться и падать, и как следствие, взрослеть. Слабые нереализованные родители не позволяют взрослеть по другой причине – не разрешая превзойти себя, ограничивая узостью своего мира и мечт. У ребенка может срабатывает скрытая выгода – раз родители звучат так уверенно - пусть они и решают. Можно уйти в виртуальные миры, где многое разрешено, и игнорировать реальные, где скучно и неинтересно.

В обеих случаях мы недополучаем социальную энергию взрослых людей, имеющих все возможности менять страну и большой мир. Родители застревают в семейном круге, боясь оказаться ненужными, как только забота о детях прекратится.

Известный психолог Эрик Эриксон характеризует зрелую взрослость способностью человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством мира. Такое переключение внимания взрослых дает детям возможность успешно сепарироваться и делать ошибки, пока мы живы, и имеем возможность их поддержать ( не путать с «опекать»!)

Убеждения родителей, сдерживающие взросление и субьектность наши детей, на мой взгляд таковы.

• Вера в свою экспертность и понимание будущего

Родители, достигшие больших успехов в карьере или бизнесе, экстраполируют свой опыт на будущее и делают вывод, что они знают, как оно будет устроено. Но согласитесь мы и настоящее часто не успеваем осознать, живя прошлым, тем более не можем конкурировать с детьми в контакте с будущим.

• Сверхвера в важность стартовой точки

Родители тревожатся про поступление в вуз, переоценивая его значение. А на самом деле, для ребенка это всего лишь старт, который в сегодняшнем мире может быть небезупречным - мир слишком сложнен и изменчив, чтобы придавать важность одному фактору. Можно понять, когда это Гарвард или Стэнфорд, и тебе гарантировано место в «большой четверке». Но и тут вопрос, а ты точно хочешь именно туда?

«Не бывает идеального образования. Не бывает единственно правильной цели в жизни … единственно правильной работы. Все это мифы. Более верно начать с какого-то старта и затем постоянно перестраиваться. Чем сложнее становится мир, тем менее важную роль играет начальный пункт. Поэтому не стоит вкладывать ресурсы в некий безупречный старт. .. Вместо этого упражняйтесь в искусстве корректировки, по ходу дела проверяйте, ищите, что там себя не оправдывает». Рольф Добелли, один из европейских мыслителей.

• Диплом как новый каргокульт, а ЗНО как ложная цель

Высшее образование все больше напоминает практикум по овладению бытовой коррупцией и искусством плагиата. И не дает навыки, востребованные работодателем, диплом давно ничего не гарантирует. Но почему-бы не поучиться за счет налогоплательщиков? Практика имитации, как болезнь, которой пропитано общество, начинается с этих неосознанных шагов, которые заканчиваются тем, что 60% людей не работают по своей специальности, имитируя карьеру. И мне интересно, могут ли налогоплательщики попросить вернуть неэффективно израсходованные деньги?

Система ЗНО привнесла больше справедливости в образование, и это большой плюс, но не причина жертвовать два года репетиторам и подготовкам в ущерб другим интересам и занятиям.

• Фокус на «прагматичных» профессиях

Травма поколения, делающего карьеру в 90-х в том, что потеряли ценность многие творческие профессии, и до сих пор по инерции, их относят к непрагматичным и несерьезным. Среди них - актер, спортсмен, музыкант, писатель - тем самым многие мечты пускаются под нож вместе с предпринимательской энергией, которую мы тушим на корню требованиями «сначала получи экономическое образование». «Я заставила сына получить два ненужных образования, сопротивляясь его выбору стать успешным карикатуристом», - поделилась одна мама историей сына.

Мы не можем предвидеть какая сфера будет востребована и будет приносить доход, но мы отключаем ребенка от его источников энергии, когда не даем двигаться за интересом. И тогда приходится постоянно внешне «мотивировать» (читай насиловать), отчего злимся и устаем. Наша задача - услышать в детях тот самый тихий голос будущего, дать ему проявится. Он редко звучит громко, у него за плечами нет уверенности… Мы можем лишь видеть какие-то намеки, детали, замечать их из позиции наблюдателя, а не назидающего воспитателя - что нравиться ребенку, что он делает с удовольствием. Из чего-то маленького и незначительного - когда-то – вырастут большие дела его жизни.

• Запрет на паузу

Родители не хотят слышать о перерыве после школы, мол, за год отвыкнет учится и все забудет, или – а что я скажу соседям или бабушкам. А ведь год перерыва – gap year - это нормальная практика для всего цивилизованного мира. Сразу после школы молодые люди не готовы делать серьезный выбор в своей жизни. Это время в самый раз для первой работы, первого предпринимательского опыта, первых собственных денег, путешествий с волонтерскими проектами, изучения языков, неформальных обучающих курсов – чтобы исследовать себя в реальном мире, а не в вузовских учебниках. Нет в университетах Европы и Америки 16-17 летних.

Когда у молодых людей нет сил сопротивляться этому прессу, ему становится все равно. И тогда взрослые возмущаются, что их дети ничего не ходят …

Когда наши сыновья вернулись после обучения за границей – их, да и нас с мужем, преследовали вопросом – почему вернулись. Вопросом, который причинял боль – когда ты вынужден объяснять, оправдываться за выбор, который кажется естественным. Ведь многие родители мечтают, чтобы дети уехали за границу и там остались – то есть у нас, взрослых, нет веры в то, что мы построим мир, достойный наших детей и расписываемся в своей беспомощности.

Понимаю, что задача не из простых. И у нас сложный случай. И большой груз прошлого. Но, возможно, одна из причин - мы не туда инвестируем энергию после того как дети выросли? И помогаем там, где наша помощь уже не нужна? И взращиваем инфантильность, продлеваем подростковый возраст, который и так достиг своего исторического пика.

И не строим мир, в котором они хотели бы жить.

Cтатья Тамары Сухенко для интернет ресурса Новое Время